Archie_Wynne
Все остальное - теория.
Бета: Effy_Ros (ficbook.net/authors/1105458)
Фэндом: DC Comics, Бэтмен (кроссовер)
Персонажи: Памела Айсли/Эдвард Нигма, Дик Грейсон (Бэтмен), Робины и Альфред
Рейтинг: PG-13
Жанры: Гет, Джен, Романтика, Юмор, Драма, Детектив, Психология, Повседневность, ER (Established Relationship)
Предупреждения: Смерть персонажа, OOC, Насилие
Размер: Мини, 6101 слово
Кол-во частей: 6
Статус: закончен

Небольшая история о тяжело пробивающихся через асфальт готэмских улиц зеленых побегах романтики.

Примечания автора:
Фанфик вдохновлен внезапно "Битвой за плащ" и "Готэмскими Сиренами", а также вот этой работой: ficbook.net/readfic/3847292.

Часть 1
Вернувшись, она не сказала ему ни слова. Когда он открыл ей дверь, в его дом вошла весенняя ночь, свежая и прохладная, пропитанная цветочными запахами. Таких ночей не бывает в этом городе. Он думал, что не бывает.
Как думал, что больше не будет этих рук-ветвей, тонких и гибких, плеч, по которым скользят, извиваясь, медные кудри, дурманящего аромата, которым дышит, кажется, каждый миллиметр ее тела. Губ, соприкоснувшихся с его губами.
После ее поцелуя он должен забыться, перестать существовать, мыслить, чувствовать, быть. Таков закон, это необходимое условие игры.
Но этого не происходит. Время замирает, и лишь умирающие сухие листья опадают под его руками и, скользит, теряя силу своих тугих петель и свежий зеленый цвет, обвивающая ее тело лоза.
Остановиться, оторваться от ее губ, этого источника сладкого яда, прижимая ее к себе по-прежнему. Возможно, это просто сон, но, быть может, и сон можно удержать, поймав в объятия.
- Одна-единственная загадка сейчас – и ты труп, - прошептала Памела.
- Я рад тебя видеть, - признался Эдди.
- Я уже заметила это, - Плющ улыбнулась, довольная собой и своей властью над ним, и снова потянулась к его лицу.
Листья осыпаются, устилая ковер и упавшую на него с ее плеч накидку. Молочно-белые соцветия, запутавшиеся в ее волосах, прямо на глазах у Эдди вянут и превращаются в подобие снежных хлопьев.
- Что с тобой такое? – с беспокойством спросил он, но она не ответила, а ее руки устремились к его шее. Нет, не чтобы сомкнуться на ней и лишить его возможности дышать, а чтобы расстегнуть ворот рубашки.

- Говорят, после ночи с тобой умирают, - задумчиво напомнил Эдди, изучая потолок над кроватью.
- Только те, кого я сама захочу лишить жизни, - жестоко усмехнулась Плющ.
- Ночь еще не закончилась. Ты еще можешь передумать насчет меня. Пэм, ты обеспечила мне бессонницу. Сейчас буду лежать, вот так таращиться в потолок до утра и сочинять загадки о смерти. Когда она приходит в дом, не больше – меньше гостей в нем. О чем речь?..
- Это не со мной, а с тобой что-то случилось, - Памела приподнялась на локте и внимательно посмотрела на него. – Ты был более жизнерадостным при нашей прошлой встрече.
…Ее лицо и тело совершенно «человеческого» оттенка, боже правый. Дразнящая, цвета лепестков бледной розы, нагота.
- Как законопослушный гражданин Готэма, я должен сейчас позвонить в полицию, - проговорил Эдди.
- Лучше позвони в службу доставки пиццы. Я проголодалась.
- Не самая лучшая идея в такой час. И потом, я переживаю за разносчика. Скажи, как быстро у меня в гостиной вырастет гигантская венерина мухоловка, которую ты начнешь кормить человечиной?
- Это сейчас издевка или предложение остаться погостить? Я собиралась задержаться. Мне нравится здесь.
- Это небезопасно. Я еле отвадил полицию от своего дома.
- А я выгляжу опасной?
Эдди снова ощутил неприятное тревожное чувство, глядя на нее.
- Ты не такая, как обычно. Слишком…
- Похожа на человека? – перебила Памела. – Ну разумеется. Иначе ты был бы уже мертв. Если сюда заглянут твои друзья-копы, у них поднимется рука на беззащитную слабую женщину? Они закуют меня в наручники и отправят за решетку?
Она расхохоталась от души.
- Я с них с живых кожу сниму и разведу райские сады на их костях, если сунутся ко мне, - добавила она, наконец, уже без тени улыбки.
- И испортишь мне всю репутацию попутно, - закончил за нее Эдди.
- Она и так хуже некуда.
- Бывает похуже. Например, у ходячих сорняков.
- Тебе жизнь не мила? – возмутилась Плющ, но тут же была бесстрашно поцелована в пока еще бледный лоб, туда, где начинались шелковистые локоны, и оставлена на постели в одиночестве.
- Что ты там говорила о пицце? – неправдоподобно беззаботный голос Эдди звучал уже из-за пределов комнаты.

Когда последний лепесток, опавший с Пэм, оказался в недрах пылесоса, Эдди, наконец, перевел дух и удовлетворенно окинул взглядом квартиру. Как всегда, чисто, и нет никакого беспорядка… пусть это, видимо, ненадолго.
Накидка, в которой пришла Памела, небрежно сброшенная и забытая, лежала у дверей. Эдди отправил ее в стирку, добавив ее к содержанию корзины с другими зеленого цвета вещами, которых у него хватало.
Голая женщина дома его, мягко говоря, смущала, так что пришлось найти Памеле на первое время футболку и шорты.
- Не могу тебя в этом представить, - хихикнула Плющ, разглядывая вещи и забираясь в них. – До этой ночи мне казалось, что твой идиотский костюм к тебе прирос намертво.
- Не думал, что у царицы растений такая скудная фантазия. Впрочем, ее величество даже подметать пол не умеет, что с нее возьмешь. И почему ты не позаботилась об одежде?
- Ты о ней позаботишься, - тоном, не предполагающим возражений, отреагировала Памела.
Помимо накидки при ней оказался небольшой видавший виды саквояж, в который были бережно уложены пробирки, мензурки, пара колб, завернутые в бумагу и для большей сохранности уплотненные ватой, шприцы, медицинские инструменты, спиртовка, складные штативы для оборудования и даже маленький микроскоп. Пэм, деловито заправив мешающиеся локоны за уши и вооружившись вехоткой для протирания стекла, разбирала теперь свои сокровища и расставляла их на журнальном столике.
- О чем еще мне позаботиться? – поинтересовался Эдди, складывая на груди руки. – Может, тебе предоставить пару центнеров грунта на дом, три-четыре литра жидких удобрений и Арлекину к ним в комплекте?
Плющ посмотрела на него поверх большой колбы.
- Звучит неплохо, - заметила она. – Но давай без самодеятельности. Я предоставлю тебе список. Начнем с одежды, а там дальше я сама разберусь. Ты думаешь, я на это неспособна? – в ее голосе зазвучала угроза.
- Я думаю, что ты можешь повредить и мне, и сама себе, - Эдди сел на диван и притянул к себе Памелу, отрывая ее от протирания и сортировки «набора юного химика». – Почему ты со всеми этими колбами и прочим здесь, а не у Крэйна, к примеру? Я понимаю, что знаток химии у нас еще Джокер, но ты его, помнится, недолюбливаешь.
- Значит, тебе не верится, что ты любовь всей жизни моей? – театрально удивилась Пэм.
- Я не вчера родился. Признаться, такая роль мне очень даже по душе, но, тем не менее, что ты задумала?
Если она остается здесь, ей придется отвечать на его вопросы. Эдди на дух не выносил загадки, ответ на которые был ему неизвестен.
- Залечь на дно, - невозмутимо ответила Памела. – Хочу, чтобы оставались только я и мои любимые растения, и никаких погонь и преследований. Только гармония цветущего сада. И все это здесь, рядом с тобой.
Выдержав минуту напряженного молчания и скептического взгляда Эдди, она сдалась.
- Ну хорошо. Я собираюсь проникнуть в бэтпещеру.

Часть 2
- …Ничего не желаю слышать! Ты ни слова мне не говорила, ясно? Я не слышу тебя! У меня дома нет и не было преступницы в розыске!
- Эдди, погоди…
- Ничего не желаю знать!
- Нигма!
- На выход! – Эдди распахнул входную дверь и зло уставился на Памелу.
- Как ты смеешь так со мной разговаривать?!
- Что ты со мной сделаешь теперь? Как ты там сказала? «С живых снять кожу»? Начни с меня, что же ты? Просто признай, что хотела меня одурачить, и за дело!
- Ты и правда кретин, - сокрушенно вздохнула Памела. – С какой стати ты решил играть честно? Я думала, что ты ловко притворяешься, а на самом деле… А ведь я даже уважением начала к тебе проникаться.
- «Уважением»?! Ты так проявляешь уважение?
- Между прочим, иметь с тобой дело – это не так уж просто. Для меня, разумеется, нет сложных преград, но… Мать-природа, надо было тебя банально одурманить…
- Или сразу пустить на корм своим плотоядным растениям.
- Я никогда не хотела твоей смерти. Не заставляй меня жалеть об этом.
- Кажется, я попросил тебя уйти. И это пока было вежливо.
Памела попыталась представить, как может выглядеть в случае с ним «невежливо», и прыснула со смеху. Из оброненных на пол в прихожей зернышек по мановению ее руки рванулись, разворачивая на лету скрученные трубочкой острые листья, спутанные плети плюща, ударили зеленым клубком в дверь, вырвав из рук Эдди ручку и, захлопнув дверь, тут же услужливо оплели ручку и притвор.
- Если ты не хочешь мне помогать, то можешь хотя бы не мешать? Хотя вообще я думала, что ты едва ли не больше всех в Готэме хочешь сорвать с Бэтмена его маску, проникнуть в тайны Летучей Мыши, уничтожить Бэтмена, похоронить его под цветочным ковром, прорастить в его глотке прекрасные фиалки…
- Насчет последних трех пунктов я не очень уверен, - критично заметил Эдди. – Но тем не менее, ты меня заинтриговала. В особенности тем, что обычно не идешь на переговоры и сотрудничество, а тут вдруг такое дружелюбие по отношению ко мне.
- Мои крошки могут проникнуть куда угодно и привести нас к Бэтмену, в самое сердце его убежища. Им только нужно немного в этом помочь.

Замерзшее человеческое тело можно разбить на части, как фарфоровую куклу. Какая гадость. На варварские методы некоторых из своих старых знакомых Эдди смотрел с неприязнью.
Ну нет, Бэтмен точно не пройдет мимо дела Фриза!
Проверенный метод – отступить от места преступления в переулок, в сторону от полиции, сделав вид, что тебя тошнит от вида изувеченного Фризом трупа.
- Что тебе нужно от этого дела? – голос Летучей Мыши странно приглушен, но звучит он грозно.
Эдди отнял от губ платок, выпрямил согнутую над мусорным баком спину.
- Здоровый интерес, - ответил Нигма, оборачиваясь к Бэтмену. – Отгадай загадку: что, холодней всех на земле, согреет сердце детворе?
- Ты опять за старое?
- Это всего лишь загадка про мороженое! Ты любишь мороженое, Бэтмен?
- Нигма, что ты задумал? Тебе невыгодно лезть в расследования, касающиеся крупных готэмских злодеев, ты знаешь это. Ты заодно с Фризом?
- Когда-то, быть может, я и хотел найти с ним общий язык. Но он был ко мне слишком холоден.
- Оставь свои каламбуры для секретарши, - Бэтмен схватил Нигму за шиворот и притянул к себе. – Если я узнаю, что ты нечист на руку, ты и ахнуть не успеешь, как окажешься снова в Аркхэме.
- Мне кажется, или раньше у тебя подбородок был помощнее? – спросил Нигма, рассматривая с любопытством его лицо. – Ты похудел или ты просто подделка?
Бэтмен оттолкнул наглого детектива так, что тот едва удержался на ногах.
- Бэтмен, не сердись, я немного перегнул палку, но ты сам невежлив со мной, верно? – примирительно заговорил Эдди, двинувшись следом за удаляющимся Бэтменом. – Я хочу помочь в этом деле.
- Какая тебе польза от этого? – угрюмо осведомился Бэтмен, не оборачиваясь к нему и продолжая идти.
- А какая тебе польза от замороженных трупов на улицах? Тем более это же, судя по всему, просто горожанин, неудачно подвернувшийся Фризу под горячую руку… Хотя горячей она у него быть не может по определению, разумеется.
- Оставь шуточки Джокеру, Нигма.
- Бэтмен, ты невыносимо зануден, тебе об этом кто-нибудь говорил?
- А ты невыносимо болтлив! – Бэтмен обернулся к Нигме и грозно навис над ним, руки в боки, синие глаза из прорезей маски буквально мечут молнии, а голос на мгновение стал непривычно моложе и выше. – Если у тебя есть для меня полезная информация, говори, и не трать мое время впустую!
Эдди не сдержал улыбки. Что может быть прекраснее очередной маленькой победы?
- Фризу нужны алмазы. На полуфинале чемпионата по покеру, проводимом послезавтра в развлекательном центре на 57-й улице, в качестве главного приза будут представлены бриллианты. Замечательная коллекция мистера Кобблпота, заинтересованного в том, чтобы финал чемпионата проводился у него в «Айсберге».
- Фриз будет там, - Бэтмен задумался. – Почему я первый раз слышу об этих бриллиантах, Нигма?
- Стареешь? Теряешь хватку? Или, может, тебе не хватает надежных источников информации? - Эдди начал обдумывать параллельно с разговором, как он будет сообщать Освальду, что тот только что стал спонсором чемпионата по покеру.
- Это ты надежный? – усмехнулся Бэтмен, садясь в притаившийся в переулке бэтмобиль.
- Надежнее некуда. Я никогда не обманываю, Бэтмен. Спроси у моего лечащего врача в Аркхэме. Загадка с заведомо ложным ответом – это парадокс, - Нигма, стоял, опираясь на дверцу бэтмобиля и изучал пытливым взглядом салон авто.
- Держись подальше от машины, Нигма.
- Я не поцарапаю, не бойся, - Эдди покорно отступил в сторону. - Отличная машина. Подбросишь меня до дома?
Бэтмен, не отвечая, захлопнул дверцу, плавно развернул автомобиль, что с трудом позволяла узкая улочка, и умчался прочь, унося в салоне завалившийся под сидение зеленый росток.

- Как прошло свидание с Мышью? – поинтересовалась Памела, когда он вернулся, не отрываясь от микроскопа.
Она еще не успела заполнить растениями весь его дом, но угол гостиной, в которой она обосновалась, затянуло виноградником. Тяжелые гроздья ягод зрели с невероятной скоростью прямо на глазах. На голых руках Памелы пониже рукавов, на ее шее и правом плече, с которого слишком широкая футболка почти соскользнула, проступили зеленоватые пятна.
- Я передал ему от тебя подарок. Надеюсь, сюрприз не раскроется раньше времени, - Эдди прошел через гостиную к ней и присел на подлокотник кресла, в котором расположилась Плющ. – Над чем ты работаешь?
- Хочу окончательно наладить контроль над некоторыми процессами, - она провела тыльной стороной ладони по его щеке. – Иначе у нас возникнут трудности.
Одного этого беглого прикосновения было достаточно, чтобы его сердце забилось чаще. Все-таки она просто использует его в своих целях или нет? В зеленых глазах повелительницы растений Эдди читал другое, но он понимал, что может просто выдавать желаемое за действительное.
- У нас сегодня виноград к ужину, - заметила Памела. – Я угощаю десертом. Надеюсь, ты не рассчитывал, что я стану возиться с горячим?
Все-таки, оставаться свободным после ее поцелуя непривычно. Хотя так ли уж он свободен? Во всяком случае, этой свободы хватит, чтобы оторвать ее от микроскопа, занять кресло самому, так, чтобы сама Ядовитый Плющ оказалась в конце концов у него на коленях. Заостренные виноградные листья щекочут ему шею, от исходящего от ее тела тепла по жилам разливается приятная нега. Эдди никогда не было так спокойно, как сейчас, в объятиях смертоносной красавицы.
Ее кожа под его руками возвращает опасный травянистый цвет.
- У нас еще есть немного времени, - прошептала Памела.
…Хочется, чтобы оно остановилось рядом с тобой.

Часть 3
Бэтмобилю совсем недавно порядочно досталось от Дэмиана. Мальчишка отправился на нем в путешествие по городу и не ограничился в итоге парой царапин и пивом, вылитым на сидение подружкой много старше себя, которую он подцепил в какой-то подворотне. После этой злополучной поездки пришлось латать и бэтмобиль, и Дэмиана, но все в конечном счете обошлось.
Дик старался бережно относиться к наследию Брюса, в том числе к его машине. Но растения, как известно, безразличны к сентиментам и новому тюнингу.
Капсула с питательными веществами и мутагеном, прикрепленная к подброшенному в машину черенку фикуса, растворилась через четыре часа. Стремительно набирающие силу мощные корни в считанные минуты превратили салон бэтмобиля в слишком тесное для такой рассады кашпо, вывалились наружу, разворотили пол пещеры, испортив напрочь парковочную зону и потянулись в сторону рубки с аппаратурой.

- Пора запасаться попкорном, - Эдди включил радиомаяк и наладил звук в наушниках.
- Милая комнатка, - заметила Памела, осматривая тесное помещение, забитое аппаратурой.
- Пара растений ей помешают, - поспешил предупредить ход ее дальнейших рассуждений Эдди.
- Растения не помешают нигде. Кислород – продукт фотосинтеза, а у тебя тут духота. А еще электромагнитное загрязнение от всей этой техники, растения помогают справиться с ним. Как насчет небольшой герани?
- Давай обсудим это позже, ладно? Твой питомец, похоже, отлично справился с задачей, доставив «жучка» в гости к Бэтмену. Где бы ни располагалось его убежище, наш зеленый друг должен быть там.
- Прощай, бэтмобиль, - хихикнула Памела.
- Здравствуй, прямая трансляция из логова Летучей Мыши, - подхватил Эдди. – Пока я отслеживаю сигнал и подслушиваю секреты Бэтмена, сделаешь мне кофе?
- Прислугу себе нашел? – рассердилась Плющ.
- Ну, ты можешь сделать какой-нибудь бодрящий чай по своему фирменному рецепту. Я плохо спал ночью, если задремлю в момент, когда кто-нибудь назовет мстителя в маске по имени, будет обидно, верно?
- Я удержу свою руку от парочки ядовитых листьев для заварки, - процедила Памела, удаляясь. – Я попытаюсь.
- Без сахара, хорошо? – крикнул ей вдогонку Эдди, заканчивая колдовать над кнопками и тумблерами. Когда Памела вышла, он перевел «жучка» в режим записи из режима трансляции, выписал координаты устройства на листочек своего блокнота и откинулся в кресле, заложив руки со сплетенными пальцами за голову и крепко задумавшись.
Памела вскоре вернулась с двумя кружками горячего чая на травах.
- Плохие новости, - сказал ее Эдди, благодарно кивнув и приняв кружку. – Сигнала нет. У Бэтмена явно есть какая-то «глушилка» в его убежище.
- Он не мог найти «жучка»? – поинтересовалась Памела.
- Вряд ли. Я включил режим записи, пока связь еще была. Так что когда мы найдем это место, у нас будет в руках «черный ящик» с разбившегося аэроплана под названием «карьера мстителя в маске».
- Твои штучки не совсем бесполезны, как я смотрю.
- Твои тоже неплохи. Бэтмену и в голову не придет искать «жучка» на растении. Это не в духе Ядовитого Плюща, - Эдди поднес к губам кружку, но в последний момент опустил руку.
- Я вот тут подумал, - проговорил он. – Если бы я был Ядовитым Плющом, использовал бы кого-то в своих целях и этот кто-то выполнил свою роль, я стал бы изощряться и использовать отравленный чай или просто придушил бы его в конечном счете?
Лицо Памелы помертвело.
- И к какому выводу ты пришел? – спросила она.
- К выводу, что твой чай замечательно пахнет, - Эдди, улыбнувшись, отхлебнул из кружки.
Через мгновение страшная боль обожгла его горло.

Запыхавшийся Дэмиан, который еще прихрамывал после своих приключений, влетел в столовую, где ужинали Альфред и Дик с Тимом, с неподобающей для поправляющегося больного прытью.
- Где у нас бензопила, Альфред? – крикнул он. – В пещере такое, что вам не снилось!
Парни быстро переглянулись.
- За мной, ублюдки! – не унимался Дэмиан. – У нас там гости - высший сорт! Альфред, пилу захвати, где бы она ни была, говорю тебе!

Пока гигантский фикус крушил бэтпещеру и трое преемников Брюса Уэйна в компании дворецкого пытались всеми подручными средствами остановить его беспорядочный рост, за многие мили от поместья Уэйнов отставной Риддлер, уже успевший пожалеть о своей попытке снова сблизиться с преступным миром, стискивал зубы, чтобы не кричать от боли, сжимавшей шипастыми кольцами его горло.
Наконец он почувствовал укол в шею – укус комара в сравнении с эти адом! – и боль начала отступать так же стремительно, как возникла.
- Я представляю, что ты сейчас обо мне думаешь, - услышал он голос Памелы. – Но я не хотела ничего плохого.
- Если бы ты и правда хотела меня убить, ты бы это сделала, - хрипло отозвался Эдди, удивляясь тому, что он вообще может говорить.
Памела, явно ожидавшая обвинений, вздрогнула и с неожиданной для нее неловкостью осторожно села рядом с ним на кровать.
- Я сделала противоядие на манер той сыворотки, что когда-то вводила Харли – у нее иммунитет к моим ядам. А у тебя возникла сильная аллергия на какой-то компонент.
- У меня аллергия на цитрусовые, - нашел в себе силы улыбнуться Эдди. – Ты настаивала свою отраву на мандариновых корках?
- Надо было повременить с экспериментами такого рода, - заметила Плющ. – Но теперь все позади.
- Мы, наверное, кучу времени потеряли? – Эдди сел на постели и прокашлялся, прочищая уже почти не отзывавшееся резью горло.
- Нет, от силы полчаса. Ты уверен, что нам стоит отправиться в гости к Мыши вместе? Тебе нужен покой. И пара пакетов молока. Оно нейтрализует неприятные ощущения. Тебе случалось есть слишком острый перец?
- Ладно, уговорила, я останусь здесь и закажу себе на дом молочка. И займусь ужином. Возьмешь с собой что-нибудь из моих игрушек для слежения? Желательно, с видеокамерой? А то я не хочу пропустить сокрушение Бэтмена. Посмотрел бы на мониторе.
- Так и быть, - пожала плечами Плющ. – Давай, я согласна.
- А я становлюсь старым и ленивым домоседом, - усмехнулся Эдди, отправляясь в аппаратную за подходящим устройством.

…Разумеется, он отправился за ней следом. Попутно заскочив в супермаркет за пачкой молока.
…Разумеется, она избавилась от камеры, едва получив желанные координаты и выдвинувшись в путь.

Часть 4
Надо сказать, Эдди колебался, прежде чем отпить из кружки. А Памела, на удивление долго, – минуты две – размышляла, прежде чем сорвать с уха миниатюрное устройство, напоминающее гарнитуру сотового, и вышвынуть его в окно автобуса. Она невольно улыбнулась факту своего путешествия в общественном транспорте, надвинула пониже на глаза капюшон купленной для нее Нигмой просторной парки и начала представлять себе, как ее любимые растения заполняют салон автобуса. Фантазии отвлекали ее от неуместных мыслей, в которых было слишком много Эдди. Почти так же много, как размышлений о новом сорте лиан, который она вывела совсем недавно. Наверное, он жутко сердится на нее, включив сейчас монитор и увидев на нем только помехи вместо трансляции из автобуса. Ничего, она легко излечит эту злость при следующей встрече…
Памела тряхнула головой, отгоняя наваждение. Ну вот, опять. Попытавшись выставить Эдди прочь из мыслей, она вдогонку отметила, что он подозрительно легко согласился сидеть дома. Допустим, ему действительно еще плохо после ее снадобья, и он не хотел сюрпризов, связанных с этим в поездке. Но не может быть такого, что он ее дурачит?
Памела с сомнением посмотрела на наскоро набросанную Эдди карту на сложенном листе, извлеченную из кармана парки. Несмотря на спешку, он был аккуратен и снабдил объекты на карте пояснениями, написанными мелко, но довольно разборчиво: «Загородом», «Аллея с Падубами», «Автозаправка», «Дорога»… «Загородом»? Эдди пишет с ошибками?
- Вот ведь мерзавец, - пробормотала она, наконец.
Первые буквы пояснений на карте недвусмысленно складывались в слово «ЗАПАД». Заходящее солнце издевательски светило при этом в окно автобуса с левой стороны.
Автобус Памелы ехал на север.
- Остановите, мне надо сойти! – воскликнула она, вставая с места и приближаясь к водительскому сидению.
- Извините, мэм, мы не останавливаемся по просьбам.
- Это не просьба, - Памела откинула капюшон, рассыпав по плечам огненные волосы, и ее рука, на которой на глазах набухали похожие на сплетения корней жилы, вцепилась в плечо водителя. – Это приказ, жалкое ты создание.
Через минуту ее фантазии об автобусе, полном смертоносных растительных пассажиров, стали реальностью.


Стоило зубьям пилы впиться в мощные корни гигантского фикуса-бадьяна*, как растение начало проявлять воистину агрессивное жизнелюбие. Из-под пилы брызнули щепы и густой сок, заполнявший «рану» и заставлявший пилу вязнуть и соскальзывать, а скорость роста бадьяна после этого увеличилась в разы. Его корни и свежие побеги угрожающе шевелились, как щупальца огромного осьминога, и удлинялись, ломая все на своем пути.
Распыленный на фикус мощный гербицид заставил некоторые листья, ширина которых была в две ладони, – не меньше, пожухнуть, но на их месте тут же появлялись новые.
- Что-то подпитывает его! – крикнул Тим, вскакивая на ноги после неудачного падения и уворачиваясь от едва не обрушившегося на его грудь нового мощного корня. – Чертова пальма, да ты прекратишь уже, или нет? Хватит тебе расти! – Тим швырнул бэтаранг с зарядом в сплетение ветвей, скрутивших в тиски Дэмиана и сопровождаемый краткой вспышкой несильный взрыв заставил прочные путы опасть.
- Давай без зависти, - отозвался Дик. – Прикройте меня!
Срезав электроножом несколько мешающих мощных побегов, он получил пару секунд на то, чтобы, нырнув в салон бэтмобиля, установить на пассажирском сидении (вернее, на том, что от него осталось) взрывное устройство с прикрепленной капсулой с гербицидом. Новые корни, возникшие на месте прежних, успели сдавить ему ребра, но Тим, крепко ухватив друга за руки, вырвал его из смертоносных объятий бадьяна, и оба, Бэтмен и Робин, не удержавшись на ногах, повалились на пол бэтпещеры, откатившись в сторону от взбесившегося растения.
- Может, просто взрывчатку в бензобак? – спросил Дэмиан.
- Эта тварь регенерирует и начинает быстрее развиваться при внешних повреждениях. Если заряд будет недостаточно мощным, это ее только подстегнет. Переборщим – уничтожим пещеру собственными руками. Устраним то, что она прячет в своей сердцевинке, – может, и успокоим. В укрытие! – откликнулся Дик, толкая Тима к выходу.
Дик нажал на кнопку детонатора и странно синеватое из-за поглощаемых им химикатов пламя рванулось из салона бэтмобиля, вылизывая своими языками серо-зеленую кору. Огромное растение содрогнулось от основания до кончиков листьев и разом как-то опало, и уменьшилось. Альфред услужливо подал Тиму огнетушитель и поспешил удалиться из пещеры, заметив на прощание:
- Думаю, господа, вы справитесь без моего участия с этим неуместным озеленением, и вам после понадобится чашка горячего чая. Если следом за нашим зеленым другом сюда прибыли еще какие-то гости, не хотелось бы, чтобы они меня увидели.
- Верное решение, - кивнул Дик. – А нам необходимо осмотреть пещеру.

Отойдя достаточно далеко от пылающего перевернувшегося автобуса, Памела выбралась на пустырь, занесенный снегом, из-под которого торчали обломанные почерневшие кусты чертополоха. На пустыре одиноко торчало недостроенное здание и остатки заграждений вокруг места стройки, ни жилых домов, ни людей поблизости не наблюдалось. Лучше места для реализации ее затеи в этих местах было не найти.
Присев на корточки, Плющ разгребла руками снег, добралась до промерзшей земли. Не обращая внимания на забивающуюся под ногти грязь, погрузила в грунт щепоть спор, легла на живот и почти приникла губами к получившейся ямке, отогревая споры своим дыханием.
Папоротник пустил цепкие нити ризоидов**. Нежные ложные листья-вайи**, прилегая друг к другу, образовывали поверх мерзлой корки льда и снега мягкий ковер. К моменту, когда Памела разделась и легла обнаженной спиной на юную зелень, ковер был уже достаточно плотен. Счастье, что ее организм куда с меньшими потерями, чем человеческий, переносит переохлаждение после мутации.
Папоротники сомкнулись над головой и телом Ядовитый Плющ, ризоиды приклеились к ее коже тоненькой зеленой паутиной. Она глубоко вздохнула и закрыла глаза, прислушиваясь к собственным ощущениям.
Растения имеют голоса. Ей нужно было теперь услышать один.
Голос того из его питомцев, кто громче всех сейчас кричал от боли.

- Проникновение со стороны северных катакомб! – крикнул Дэмиан от пульта слежения. – Пора надрать кому-то зад!
- Еще и оттуда? – пробормотал Тим, не отрывая взгляда от странной метаморфозы, происходящей с боковой частью бадьяна.
Длинные изящные руки цвета молодого тополиного листа раздвинули в стороны помертвелые надземные корни, и из их сплетения показалась покрытая чешуйками осыпающейся коры фикуса медно-рыжая голова.
- Привет, мальчики, - усмехнулась Плющ. – Могу я присоединиться к вечеринке?

Примечание к части:
*Бадьян - способ развития фикуса, при котором растение имеет мощные надземные корни, похожие на дополнительные стволы, поддерживающие основную надземную часть растения.
**Ризоиды и вайи - ложные "корни" и "листья" папоротников.

Часть 5
С новым Робином загадки совершенно не проходили… Кстати, который это из Робинов?
- Это крайне невежливо с вашей стороны, молодой человек, так приветствовать гостей, - начал было Эдди, но его рот тут же оказался заклеен скотчем.
- Если не хочешь перелома челюсти, дерьма кусок, помалкивай, - наступив Эдди на плечо для большей убедительности, важно заявил Робин.
Эдди выразил было протест громким возмущенным мычанием, но это не произвело, разумеется, совершенно никакого эффекта.
Вот только интересно, как этот малец собирается его доставить Бэтмену, связанного по рукам и ногам бэттросом-то?
Жирдяем Эдди никто бы не смог назвать при всем желании, но сдвинуть его с места Дэмиану едва удалось. Протащив издававшего негромкие, но полные обиды и злобы звуки Нигму по полу подземного туннеля буквально с десяток метров, Робин понял, что это не лучший вариант развития событий.
- Пойдешь своими двумя, - буркнул он недовольно, наконец, снимая путы с ног Эдди.
Тот, напрасно подождав с минуту помощи (подниматься со связанными руками и не потерять при этом равновесия на скользких сырых камнях не очень-то легко), встал и совершенно покорно двинулся следом за Робином, который недобро косился на него через плечо.
- Ты же, вроде бы, детектив, - пробормотал Робин. – Что ты тут забыл?
«Кто сказал, что я воровать бэтаранги сюда притащился?!» - промычал Эдди настолько выразительно, что даже до мальчишки, похоже, дошел общий смысл.
- Тут рядом – катакомбы, ты ведь оттуда? Древние подземные ходы, и полно всяких глухих щелей, куда я тебя скину, если будешь дергаться, - грозно пообещал мальчик.
Эдди закатил глаза, демонстрируя, что слышал угрозы и похуже, а Робин, которому все было, видимо, мало, крепко наступил ему на ногу. Где они нашли этого засранца, а? Бэтмен совсем вкус в выборе помощников потерял.
Легендарная бэтпещера показалась Эдди смутно знакомой. Быть может, потому, что он ее именно так и представлял, а быть может, потому, что ее посещение входило в число тех воспоминаний, которые утратила его многострадальная память на больничных койках. Однако предаваться философским размышлениям по поводу того, какую же часть самого себя он утратил вместе с этими воспоминаниями, было некогда.
Просто что бы он там ни придумал себе по поводу убранства логова Бэтмена, в это явно не вписывались гигантские растения, раскуроченный бэтмобиль и яростно отбивавшиеся от атак Пэм хозяева.
Когда в них с Робином полетел вырванный лианами Плющ казалось бы увесистый и прикрученный болтами к полу компьютерный стол, отскочить успели они оба, но этим Памела явно ограничиться не собиралась.
- Риддлер! – прогремела она, кажется, самым гневным и мощным голосом, на который была способна. – Ты мертвец, Риддлер!
Даже в той части памяти, что у Эдди оставалась, сохранилось предостаточно воспоминаний, что так к нему уже обращались. И не раз. И в том числе – Пэм.
На счастье Эдди, Бэтмен достаточно быстро заметил, что агрессия Памелы почти полностью переместилась в адрес Нигмы, и Летучая Мышь, понаблюдав за новым своим внезапным товарищем по танцам с растениями, оттолкнув Эдди от едва не проткнувшего Нигму очередного острого, как копье, корня, порвал ему острием бэтаранга путы на руках. Освободив руки и сорвав скотч, Эдди вздохнул с облегчением.
- Пэм, стой, давай поговорим! – крикнул он разъяренной Памеле, но тут же получил удар ядовитой лианой – едва успел защитить лицо. – Я пытался, - он виновато развел руками, посмотрев на Бэтмена.
- Разговор короток, - Робин, подобравшись сзади, огрел Памелу баллоном с гербицидом по голове самым неджентельменским образом.
Айсли безжизненно рухнула лицом вперед. Бэтмен, Риддлер, связанный путами Плющ Красный Робин – все трое оцепенело уставились на ее тело.
- Это было грубо, - наконец, резюмировал Эдди крайне недовольным тоном.
- Гербицид иначе используется, Робин, - пробормотал Дик.
- Какая разница, как его использовать? Главное – сучку можно вязать, - самодовольно отозвался Дэмиан. Судя по всему, он был донельзя рад, что справился с поднятием тяжелого баллона.
- Нет, вязать не получится, - Тим кивнул в сторону тела Плющ, которое на глазах растеклось в лужицу зеленой слизи.
- Она… мертва? – спросил Эдди с беспокойством.
- Растительный клон пришел в негодность, - пояснил угрюмо Бэтмен, освобождая Тима. – Будь на его месте настоящая Плющ, ты бы проломил ей череп, Робин.
- Велика потеря, - фыркнул Робин. – Она даже не человек.
- Бэтмен, твой малец просит ремня, - не выдержал Нигма. – Я дам ему пару подзатыльников, с твоего позволения? И выставлю тебе счет за костюм, который он мне испортил. Ты только посмотри на спину, что с ней стало!
- Кстати о подзатыльниках, - освобожденный Тим с готовностью размял кисти рук. – Ты что здесь делаешь, Риддлер?
- Нигма. Эдвард Нигма. Консультирующий детектив, - обиженно поправил Эдди. – Я здесь из-за нее, - он кивнул в сторону остатков клона.
- А мы уж подумали, что ты решил пробраться в наше убежище и узнать личность Бэтмена, - усмехнулся Тим.
- Да я ему тогда… - Дэмиана пришлось держать, чтобы он не накинулся на Эдди.
- Поверьте, Ядовитый Плющ мне куда интереснее вас всех, вместе взятых, - отозвался Эдди, нисколько не кривя душой и забираясь в то, что когда-то было бэтмобилем. – Ничего себе, как несчастной машине досталось!
- Вылезай оттуда, - приказал Бэтмен. – Тебе пора на выход, Нигма.
- А как же тематическая экскурсия? – незаметно сорвав со ствола оплавившегося «жучка» и мысленно ликуя от того, что он так быстро нашелся, Эдди сунул прибор в карман и вынырнул наружу, с подчеркнутым любопытством осматривая пещеру.
- Билеты закончились, - набрасывая ему на голову что-то вроде непроницаемо темного мешка, сообщил Тим.

Часть 6
Использование растительного клона негативно сказывается на организме. Когда сознание возвращается в тело, такое ощущение, словно оно вливается назад в собственную голову в виде некой субстанции, растворенной в воде вместе с минеральными солями. Эта вода мчится подземными путями, отдавая бесчисленным корням растений драгоценные минералы и частички ее, Памелы, разума и души. Людям этого никогда не прочувствовать, не побывать в этом странном мире корней и побегов, покоя и единства. Признаться, она до конца не понимала, как это работает, но ощущала невероятное единение со всеми растениями, самой природой, самой землей. "Растворение" длилось блаженную вечность, контроль над клоном - какие-то жалкие минуты или часы, и снова исчезновение, погружение в самые настоящие и невыразимые для людей тайны земли...
Это продолжалось до тех пор, пока она не приходила в себя в каком-то странном отупении, опустошенная и с головной болью. Она ожидала, что будет очень больно и в этот раз. А еще адски холодно и одиноко.
Но ошиблась.
Памела очнулась, укутанная одеялом по самый подбородок. Это ее так удивило, что даже отвлекло от мигрени.
Раньше, чем Плющ поняла, где находится и полностью осмыслила, что с ней произошло, она почувствовала рядом чье-то присутствие.
Приподнявшись на локтях, она увидела его затылок, шею, плечи и страницы книги, которую он читает. Эдди сел прямо на пол, оперся спиной о кровать, на которой она расположилась, и изучал сборник лекций по ботанике.
Свернуть ему шею за то, что он обманул ее и хотел с ее помощью проникнуть в тайны Бэтмена? Отравить? Памела посмотрела на свои руки. Длинные заостренные ногти, чуть пожелтевшие от скопившейся под ними ядовитой жидкости. Одна царапина - и обидчику конец.
Но ей этого не хотелось.
Проведя языком по кончикам пальцев и сняв с них безопасный для нее самой яд, Памела высвободила руки из складок одеяла и оплела ими шею Нигмы.
- Ты до сих пор жив? – прошептала она ему на ухо. – Мне следует исправить это.
- Как самочувствие? – невозмутимо поинтересовался Эдди. - Сделать имбирного чая? Я точно без отравы при заваривании обойдусь. Тебе нужно хорошенько согреться.
- Как ты нашел меня?
- Не удержался и посадил маячок на парку, что подарил тебе. Так и знал, что ты испортишь камеру. И ведь все равно еле отыскал – тебя порядочно замело снегом. Пэм, за тобой нужен глаз да глаз. Будешь продолжать ставить над собой такие эксперименты – не доживешь до весны.
- Тебе и до полуночи не протянуть, если не объяснишь мне убедительно, зачем понадобилось водить меня за нос и давать неверные координаты.
Пальцы, соскользнув с его плеч, забрались за ворот рубашки, острые ноготки, добравшись до ключиц, колюче уперлись в кожу. Клыки «выжатой» в серпентарии кобры, шипы, не срезанные с розы. Одна случайная царапина грозит серьезными неприятностями, и Плющ постарается оставить ее левее, ближе к сердцу. Пэм неравнодушна к символике, да и не один Зсасз в Готэме знает толк в царапинах.
Электронный будильник зеленовато светился на прикроватном столике надписью 11:55 PM на табло. День, в который тайна личности Бэтмена могла бы быть раскрыта, подходил к концу.
- Записывающее устройство в бэтпещере уцелело? - спросила Плющ.
- Пострадало в огне и некуда не годится.
- Ненадежны творения рук человеческих.
- Не спасает от мороза одеяло из папоротника.
- Насчет проникновения в пещеру: план был дурацкий.
- Разумеется, ведь это был твой план.
- Имелись предложения получше?
- Я бы подумал над ними и предложил для обсуждения, но совсем отвык работать в команде.
- Мы – не команда.
- А что тогда «мы»?
Нет никаких «мы»? Но цифра одиннадцать настойчиво горит, не желая превращаться в дюжину, и она чувствует под покрасневшими и шелушащимся от холода ладонями его тепло и биение сердца.
- У нас еще есть немного времени?
Это она недавно говорила ему. Из уст Эдди эта фраза звучит вопросом.
От него что угодно может звучать вопросом. Из-за него вопросы появляются там, где их быть не должно.
Она не должна сейчас быть у него дома. Почему она снова здесь? Разве она не должна гоняться за ним по городу, настичь его, отомстить за его намерение стать единственным человеком, знающим, кто такой Бэтмен, и оставить ее в дураках? А сам Бэтмен должен валяться в какой-нибудь пещерной трещине, впадине, яме с проломленной головой и сорванной маской. Если Эдди на стороне Бэтмена, почему он согласился помогать? Почему Памелу не отправил в Аркхэм? Ему бы хватило на это коварства.
Почему, если он выбрал день, то не хочет отказываться от ночи?
- Больше никаких совместных планов, - пробормотала Памела. – Ты непоследователен и не знаешь, чего хочешь.
- Отлично знаю, но это меня и сбивает, - вздохнул Эдди. - А вот ты – другое дело. Кто тебя просил устраивать весь этот цирк в бэтпещере? Мы собирались сорвать с него маску и попортить ему тачку, насолить и получить против него козырь, а не убивать. Вот поэтому я и не хотел пускать тебя в убежище Бэтмена. Ты не контролируешь свои действия.
- Я немного увлеклась, с кем не бывает. А ты не контролируешь свой язык, Нигма. Не желаю ничего слышать сейчас о Мыши и его мышатах.
- Птенчиках.
- Какая разница! У этой семейки нелады с биологией. Бедный мой фикус! Какой был образец…
- Ты и на меня смотришь, как на «образец», не так ли?
Это прозвучало внезапно горько и так тихо, что Памела, уже увлеченная мыслями о погибшем растении, переключилась с трудом.
- Что-что? – переспросила она удивленно.
- Мы ведь не можем друг другу доверять. Проверять друг друга на прочность – сколько угодно.
…Дразнить, играть, использовать в своих целях.
Его лица не было видно, а голос теперь звучал глухо и бесцветно. Памела на секунду растерялась, но ей тут же стало смешно.
- «Проверять друг друга на прочность»? «Образец»? Ты хилый человечишка, какая из тебя площадка для испытаний!
Эдди не ответил. Что с ним такое? Он же так любит себя и так любит спорить, в чем дело?
Он просто осторожно освободился из ее объятий, отстранил ее руки мягко, но решительно. Встал, неторопливо вложил в книгу закладку, закрыл ее, не говоря ни слова. Осмотрелся, видимо, вспоминая, с какой она взята полки.
11:59, книга о растениях, тишина, которой никогда не бывает, когда Эдди рядом, и что-то непонятное, поднимающееся внутри Памелы неконтролируемой, стихийной волной и заставляющее сжать его запястье.
Успеешь ты вернуть эту чертову книжку на место.
Это молчание хочется прекратить. Им обоим. Замирающее время на этот раз становится гнетущим.
- Я не откажусь от чая, Эдди, - внезапно говорит Памела. – Имбирный чай. Горячий. Предложение в силе?

Оригинал на фикбуке: ficbook.net/readfic/3981577

@темы: Фикбук, Sirens, Riddler, Ivy, DC